Иван Суручан и его Музей древностей

Музей древностей Понта Скифского в Кишиневе появился по инициативе коллекционера древностей, археолога и знатока античной истории Ивана Касиановича Суручана (Ion Casian Suruceanu; 1851–1897 гг.). Свой музей он начал формировать в 1870-х гг., но его окончательное название начинает широко использоваться уже после 1887 г., когда экспозиция музея открылась в отдельном доме в центре Кишинева.

Kostenko. Рис. 1

Музей поражал специалистов наличием большой античной коллекции. Одних лишь античных монет в фондах музея И. К. Суручана насчитывались больше двенадцати тысяч, среди них было немало уникальных. Во дворе музея находились лапидарные памятники. Среди последних были и подделки, что дало повод отдельным современным исследователям утверждать: музей И. К. Суручана состоял из них более чем наполовину. Но в действительности, как доказано основательными исследованиями археологов и историков, подделки составляли лишь незначительную часть богатого музейного собрания.

Осенью в 1897 г., во время археологических исследований в Южной Бессарабии, И. К. Суручан простудился и тяжело заболел. 18 ноября в 1897 г. он умер, не дожив несколько дней до своего 46-летия. Преждевременная смерть И. К. Суручана не дала ему возможности должным образом обработать свое собрание или принять меры для его сохранения в будущем. Он не успел даже составить каталог своих коллекций, лишь часть из которых (речь не идет о больших каменных формах) опубликовали другие исследователи, в частности – Павел Васильевич Беккер. Незначительное количество лапидарных памятников было издано отдельной книгой, составленной самим Иваном Кассиановичем Суручаном и Василием Васильевичем Латышевим.

Судебный пристав, приглашенный вдовой И. К. Суручана Ольгой Христофоровной для описания музейных фондов, ограничился общим подсчетом количества предметов в шкафах и комнатах музея. Этот список, начатый 27 и законченный 29 ноября в 1897 г., позволяет представить объем археологических фондов Музея древностей Понта Скифского: всего было учтено 90 443 предмета. Следовательно, к 1897 г. это музейное учреждение было одним из крупнейших на территории Юга Российской империи.

suruceanu1

В губернском Кишиневе не было ни организаций, ни частных лиц, которые могли бы продолжить дело И. К. Суручана и сохранить Музей древностей Понта Скифского. Такие шаги ожидались от Бессарабской губернской ученой архивной комиссии, но ее финансовое и организационное положение оставляло желать лучшего. То, что коллекции И. К. Суручана необходимо сохранить для научной общественности, понимали и в Петербургской академии наук и в Императорской археологической комиссии.

Председатель Комиссии граф Алексей Александрович Бобринский послал О. Х. Суручан, вдове археолога, письма с просьбой уступить собрание в пользу правительства для дальнейшего размещения в одном из значительных музеев, на что получил принципиальное согласие. Однако отсутствие средств не позволило и Комиссии приобрести коллекцию, поэтому в 1908 г. Ольга Христофоровна Горонович (эту фамилию она приобрела во втором браке) поручила известному посреднику в торговле древностями Шепселю Давидовичу Гохману продать коллекцию.

suruceanu2

В том же году Ш. Д. Гохман предложил Императорской археологической комиссии приобрести лапидарные памятники, которые оставались в собственности О. Х. Горонович (в своем рапорте Министерству императорского двора с просьбой финансовой помощи для осуществления этой операции граф Бобринский говорит о двухстах мраморных и каменных памятниках). Императорская археологическая комиссия предлагала приобрести коллекцию Императорскому Русскому историческому музею и Музею Одесского общества истории и древностей, но они отказались из-за нехватки средств. Тем временем, в 1900 г. Б. В. Фармаковский, который осмотрел коллекцию в суручановском имении в Вадул-луй-Воде, где она в это время находилась, утверждал, что

памятники древностей не вызывают сомнений в их подлинности и большею частью удовлетворительной сохранности.

В 1908 г. Ш. Д. Гохман извещал Императорскую археологическую комиссию о том, что значительная часть предметов из музея И. К. Суручана (в частности, стекло и терракота) продана одесскому меценату – купцу Иосифу Львовичу Конельскому. Известно, что в одесском особняке И. Л. Конельского хранилась одна из лучших художественных коллекций Южной Украины, но после 1917 г. она была утеряна. Исследователям не удалось найти предметы из коллекции И. К. Суручана в Одесском археологическом музее, куда часть предметов из собрания И. Л. Конельского попала.

В 1909 г. Ш. Д. Гохман продал египетские древности (42 предмета) из музея И. К. Суручана Борису Александровичу Тураеву, основоположнику российской египтологии и хранителю московского Музея изящных искусств. Сегодня большая часть всего собрания Б. А. Тураева хранится в петербургском Эрмитаже.

Значительная часть коллекции И. К. Суручана оказалась в археологических фондах Музея истории Пермского государственного национального исследовательского университета. В ноябре 1918 г. исполняющий обязанности хранителя пермского Музея древностей и изящных искусств, ученик Б. А. Тураева, Алексей Викторович Шмидт находился в командировке с целью сбора материалов для своего музея. В Петрограде он приобрел у Аарона Фроловича Эльтермана большое собрание греческих и египетских предметов из бронзы, стекла, кости, глины. Предметов насчитывалось 1 800, среди них и выразительные терракотовые фигуры. А. Ф. Эльтерман был часовщиком, который, очевидно, занимался также торговлей антиквариатом, в том числе и археологическими предметами.

В Эрмитаж несколько предметов из музея И. К. Суручана попали и другим путем. В 1938 г. туда поступило собрание академика Николая Петровича Лихачева, в нем были и восемь фрагментов надписей, идентифицированных как часть коллекции И. К. Суручана. Установлено, что эти надписи Н. П. Лихачев приобрел у неизвестного петербургского антиквара.

suruceanu3

Сегодня известны и другие места пребывания материалов из коллекции И. К. Суручана. Несколько амфор с клеймами находились в археологических фондах Историко-краеведческого музея Молдавской ССР, откуда их передали в археологические фонды Национального музея истории Молдовы. Часть предметов из коллекции И. К. Суручана попала в киевский музей Церковно-исторического общества, но их дальнейшая судьба остается неизвестной. Другая часть коллекции попала в один из музеев Бухареста, но проследить ее судьбу тоже не удается.

Ряд предметов из музея И. К. Суручана продали на аукционах в Берлине. Очевидно, что часть из них попала в Античное собрание Пергамского музея, но исследователям удалось идентифицировать лишь один предмет – гребень с надписью, опубликованный еще при жизни И. К. Суручана.

Advertisements